В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Лабораторные электронные микроскопы medius.kz.

Жизненный путь Валерьяна Пидмогильного

12-08-2017

Больше повезло его многочисленным переводам из французской литературы. их (в частности Ги де Мопасан) печатали И в тридцатые, и в пятидесятые годы, правда, без указания имени переводчика, и только в шестидесятые оно у этих переводов появилось. В узких литературных кругах его читали, даже восхищались, но до читателя, которому недоступны эти давка, редкие, потому что почти уничтожены, издания, писатель оставался совершенно неизвестен. И это в то время, когда В. Пидмогильный не только выдающийся писатель своего времени, на чем акцентировала критика, но и активный творец украинской литературы XX века.

Так, критика 20-х годов И действительно подчеркивала особую талантливость Валерьяна Пидмогильного, но не менее она его и поносила, особенно напостовские, вульгарно-социологическая, которая пыталась полностью подчинить литературу определенным идеологическим доктринам, совсем не учитывая специфику литературы как искусства и забывая, что основная задача литературы - яе мимолетные лозунги, а человеческая душа, человековедение. Такая критика не только ругали В. Пидмогильного, она просто писала на него публичные доносы, требуя расправиться с ним, что, впрочем, и произошло. В. Пидмогильному делает честь то, что вия, терпя яростные атаки авантюристов от литературы, сумел удержаться на позиции писателя серьезного, глубокого, который нарушает не внешне актуальны, а по-настоящему злободневные проблемы, стоявшие перед человеком его времени, он остался полон внимания к человеку и сочувствие к ней и с этой дороги не сошел. Всегда внимательно всматривался в своего героя, анализировал, раскладывал его «я». Вия, можно сказать, психологический писатель, потому что анализ человеческой психики - его главная художественная задача. Одновременно он строгий аналитик своей эпохи, то есть поистине современный писатель: видит свое время в сотнях красноречивых деталей, и по его произведениям легко представить эти уже нам далекие двадцатые годы, потому умел воспроизвести свое время с блестящей и непревзойденной правдивостью. Но несмотря негоцию критики, несмотря пошлые и вражеские набеги на этой серьезной писателя, его письма все-таки имели возможность выйти в мир, они читались и делали свое гуманизируя дело в те тусклыми времена.

Это не попутные замечания - в своей-то творчества Валерьян Во-могильняй продолжал традиции классической литературы, свою поэтику строила на внимании к человеку, а выявление в человеке добра и зла считала одним из проблемных рычагов. Свою родословную В. Пидмогильный как писатель ведет, безусловно, от Владимира Вянниченка, что особенно заметно в рассказах его первой книги. Пристальное внимание к людям города, в частности городского дна, к проблемам «пола», как тогда говорили, интерес к подробного и откровенного психологического анализа - все это идет непосредственно от В. Винниченко, хотя нигде в своих произведениях молодой прозаик его не вспоминает. Близок ему был, кроме французских писателей, и Михаил Коцюбинский. О Н, Коцюбинского недаром он поместил целый пассаж в своем романе «Город *. Ощущаются в творчестве В. Пидмогильного следы студий произведений Григория Сковороды, о чем подробнее скажем ниже.

Блестяще зная французский язык и переложив несколько десятков произведений французского литературы на украинском, Валерьян Пидмогвдьний не мог не проникнуться и поэтикой этой литературы, тем более, что переводил неабшцо, а произведения тех писателей, которые были ему близки, особенно Ги де Мопасан и Анатоля Фраиса. Уроки французского литературы сказались на стиле В. Пидмогильного: он ссудо строит фразу, его образ не цветастый, импульсивный, как, например, у Николая Хвылевого, а точный, строгий, выверенный, я бы сказал, окультуренный. В разработке психологии героя он глубокий Мопасан, но и охотно употреблял Мопасан-ский импрессионистический мазок и не чурается спокойной мысля-тельно разумении Анатоля Фраиса или Дени Дидро.


Другие статьи по теме:
 Степан Руданский - образец тяжелой литературной и жизненной судьбы
 Жизнь и деятельность В. Вининченка
 Жизнь и творчество Ивана Сенченко
 Жизнь и творчество Валерьяна Пидмогильного
 Жизнь и творчество Ивана Франко

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: