В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Жизнь и творчество Валерий Шевчук

18-10-2017

Было у меня достаточно богатое событиями и впечатлениями детство, и неудивительно; память моя начала фиксироваться с четырехлетнего возраста - был это 1943 год. Малым я имел способность все время куда забредаты и постоянно терялся. Впервые это произошло как раз 1943 года, когда, рассердившись на брата, я направился в белый свет искать мать, которая пошла в то время на базар, и забрел на житомирскую Смолянка, именно туда, где, как рассказывали, варили детей на мыло. Тогда же я впервые попал в прессу: в оккупационной газете, выходившей на украинском языке, было напечатано объявление о моей пропаже, житомирское радио тогда тоже о том объявляло. Меня, однако, на мыло сварили, был я родителями счастливо найден и принес домой, меня теперь пристально смотрели, не помешало мне еще несколько раз потеряться - эту свою роковую страсть я описал в рассказе «Первая бессонная ночь» (сб. «Долина источников »). Было у меня также несколько опасных для жизни ситуаций: из окна по моей вине упало мне на голову стекло и рассекли лоб, а второй раз мы с братом украли были в милиции, где тогда кратковременно сапожничал мой отец, обреза, получили патрона, что тогда не было проблемой; брат всадил его в обрез и нажал на курок, а я высунулся, чтобы посмотреть, как будет вылетать пуля. Спасло меня то, что пуля была другого калибра и застряла в стволе, мне только сильно обожгло лоб. В другой раз я прицепился к тягача, меня там прищемили, я не мог отвязаться, когда же соскочил, меня протащило по мостовой, зчесавшы на ноге кожу. Были и другие случаи. В целом же это интересный калейдоскоп: война и послевоенные годы, очереди за хлебом, пищевая недостаток, игры в войну, тем кровавые, патроны, солдатские каски, которые мы носили, оружие, лазание по скалам и по подземным ходам, которые вырыла вода на противоположном стороне реки, по послевоенных руинах, выкапывания из-под земли тухлых яиц с разбомбленной в войне яйцебазы - они частично оставались целы, и парни добывали их из земли десятками интерес к ним был потому, что, когда их били, они взрывались, разнося невероятный сопух; школа, первые классы, где были переростки, замерзшее чернила - носили его с собой в чернильницах, которые прятались в мешочки с ворочком; холодные классы, отсутствие учебников, первые книги, которые удалось прочитать, первая учительница Мария Яковлевна (смотри «Дом на горе », где она описана), 12-я мужская начальная школа, где я проучился три года, затем перешел в 32-ю смешанную, также украинскую школу.

Но нет, здесь, кажется, самым калейдоскопом не обойтись. Я пошел в первый класс в 1946 году, до того в школе учился на два года старше меня брат Анатолий (нас в семье было только двое); таким возле него я выучил наизусть в пятилетнем возрасте букваря и потрясал соседей, умею в пять лет читать. Мне показывали место, где надо прочитать, а зрительная память у меня весьма сильная, и я шпарив без заминочкы, будто читая, а в действительности говоря наизусть. Ходил я тогда по улице в штанах, сшитых из одеяла, на одной шлейци, в сделанном отцом взувачци с выдернутой из-под шлейки рубашкой и занимался, где только удавалось, декламацией стихов, а задавали в школе брату моему, нечто вроде:

Опять солнце, опять день,

Враг уничтожен на пень.

1 2

Другие статьи по теме:
 Жизнь и творчество Анатолия Шияна
 Жизнь и творчество Валерьяна Пидмогильного
 Жизнь и творчество Валерий Шевчук
 Жизненный и творческий путь Г. Косынки
 Жизнь и творчество Ивана Чендея

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: