В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Новостройки по военной ипотеке купить квартиру Молодострой.Ру.

Вечная загадка любви (по рассказу Григория Тютюнника "Завязь")

19-07-2017

О любви написано много веков столько, что, кажется, ничего нового уже не скажешь. Но человек только тогда по-настоящему понимает это чувство, когда оно становится ее собственным. Итак, одна любовь, помноженная на тысячи тысяч человеческих характеров и судеб, дает неисчерпаемый материал писателю и всегда интересна читателю.

Григор Тютюнник тоже писал о любви, но как-то особенно, неповторимо и искренне, неотделимо от правды жизни. Под его пером завязь первых юношеских чувств распускается и перерастает в настоящую любовь.

Уже с самого названия рассказа «Завязь» веет чем-то свежим, весенним, многообещающим. Привлекает и манера повествования от первого лица.

Николай влюблен. Он готовится к свиданию, еще не зная, ответит ли девушка на его чувства. Надевает новую рубашку, пытается как-то пригладить непослушный вихор на голове, пахта одеколоном платок. И отражается от нападений деда Лаврентия, который, или пидсмиюючы над внуком, или предостерегая, или ревнуя (ведь, очевидно, парень - то вся его семья), говорит, что в онуковои избранницей характер непростой: «... ибо девушка по той пыли, черти на дорогах крутят! Юноше и приятно говорить на эту тему, он даже гордится, что у девушки «крепкий характер», неудобно (впервые же!) и досадно - задерживают.

Коля идет на край улицы, видит «маленькую белую фигуру», понимает, что это его ждет Соня. Радость, гордость, волнение и робость одновременно охватывают его: «Мне кажется, что я расширяется в плечах, твердеют в ходе и вот-вот подлечу. А вот голоса - не стало ... »Он« лепечет », по собственному выражению,« шепеляво и противно », задает несвязное вопрос. Девушка понимает его состояние, ободряюще берет под руку и предлагает посмотреть снег в овраге.

Николай и Соня лезут «с обрыва в черную холодную бездну, подпирая друг друга плечами». Дух романтики, приключений овладевает ими. Глаза у Сони «какие странные: вроде и испуганные немного, и смеются». А юноши мучает мысль: может ли он поцеловать девушку? От этой «отчаянной» (как ему казалось) мысли у него начинают неметь ноги и стала, как веревочные. А голова клонится, клонится ... »Потом сам пугается:« А что, - думаю, - как я ее поцелую, а она меня - в морду? Бывает же так. Он и в кино показывают ... »- и шея перестает гнуться, дубеет. Соня, очевидно, раздражает нерешительность парня (... уж не смеется и глаза прикрыла так сердито ...), и она идет на незамысловатую девичью хитрость: «- Николка, давай я буду падать, а ты меня держи. Ну, или удержишь? "Конечно же, юноша готов горы свернуть для любимой, не то что удержать. Но ... никуда от жизненной правды не уйдешь: он вдруг пидсковзуеться и с испугом и отвращением к себе (так опозориться!) чувствует, что сейчас они оба упадут в грязь. Соня сердито сопротивляется, «ошпаривают» своего неловкого избранника «злым взглядом», «норовисто отворачивается и молчит». Николай сразу вспоминает насмешки и предостережения деда Лаврентия, что сниться ему, мол, «Кислички». Это придает смелости, и он решает показать характер: сам начинает карабкаться наверх. Соня побеждена, испуганная (видимо, оказалась очень строго!) Она жалобно шепчет: «Николка, а я?» Вот, наконец, оно, признание: «И от того шепота у меня кружится голова, а сердце начинает колотиться, как колокол. Прыгаю вниз, сердито хватаю ее за плечи и с разгона целую в скрипучую холодную платок.

- Зачем же ты ... аж за ухо, глупенький ...- выдыхает Соня и смеется то покорно и ласково.

... Я не помогаю, а почти выношу ее вверх на руках. И силы у меня - как у вола ».

Теперь Коля - признанный герой, любимый, и он ни за что не признается, что замерз, как обычный парень: «- Ты не замерз? - Спрашивает. Я изо всех сил стискиваю зубы, чтобы не трястись, а ей говорю: - Да н-будто нет ... »


Другие статьи по теме:
 Библейские мотивы и образы в творчестве украинских писателей 19-20 веков
 Драматургия В. Винниченко и его роль в становлении современного театра
 Изучение в школе творчества Григория Косынки
 Василий Бобинский - в знания и незнаемые
 Архаизмы и старославянизмы и их моделирующая роль

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: