В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Василий Эллан-Блакитный

21-07-2017

В ранних стихах В. Эллана (они известны от 1912г.) Еще легко заметить популярные поетизмы тех времен и достаточно отдаленные отголоски таких поэтов, как М. Вороной, О. Олесь, Г. Чупринка. Ризнотонна и мозаика меняющихся юношеских настроений, однако вскоре в ней начинают доминировать характерные волевые оптимистические мотивы - «Тот не будет плашмя судьбы, кто закаляется в огне» («Юный строй»). В феврале 1917г. написана поэзия в прозе «Украина (Из старых тетрадей)» - произведение совершенно своеобразный в тогдашней украинской поэзии, хотя, конечно, не все в нем примет современный читатель. В своем порыве к социалистическому идеалу молодой поэт проявлял такой безоглядный максимализм - «Пусть исчезнет Прошлое во имя будущего!», - В угоду которому готов был вырубить вишневые сады и взорвать старинные церкви, хотя апологетом такого тупого уничтожения он в действительности никогда не был. О влиянии, которое имела поэзия В. Эллана-Блакитного в послереволюционные годы, свидетельствует автобиографический стихотворение М. Бажана «Дебора». Революционная романтика, в Умани 1920 - 1921 pp. захмелювала будущего поэта и его друзей, ассоциировалась главным образом с именами трех украинских певцов своего времени: «... Учат нас неслыханных нами песен Тычина, Голубой, Чумак». Поэзия В. Эллана - это произведения высокого волевого напряжения, которые импонировали современникам своими порывистыми лозунгами и конденсированными образными «формулам» социальных переживаний: Муром упорно горизонт. Ударьте по разгону: р-раз ... Мы - только первые храбрые, Миллион подпирает нас. («Удары молота») Образный мир В. Эллана (основная часть его лирики была написана в 1917 - 1920 pp, составив сборник «Удары молота и сердца») - это мир, каким видит его революционер, счел закон своей жизни борьбу и жертвенность (со всем ее аскетизмом и ... невниманием к «простым» жизненных реалий тех самых «миллионов», за которые он борется). Мир, который имеет широкие пространственные координаты: от тюремной камеры («К берегам») и киевской улице до Кремля, Будапешта, Парижа, всей Европы и, наконец, планеты! Мир, в котором «каждый день мобилизации и очереди, с мякиной хлеба кромки», но в котором даже это тихо признании сопровождается предупреждающим восклицанием лирического героя, точнее, его второй, непиддатного качанием и панике, «я»: «Кто там поет заунывные песни ? Кто там поет? »(« На отяжелевшие ...»). Поэтические представления о действительности концентрируются в этом мире основном вокруг новейшей социальной символики и близкой к ней системы понятий-образов. Здесь и такие характерные для В. Эллана «звезды», разумеется, красные, и «коммуна», и различные «волны» и «бури», и Кремль, как антитеза «Бастилия», и опять-таки чисто елланивськи «удары молота» в такт с «ударами сердца». Символическая красная краска вообще доминирует в произведениях В. Эллана (хотя в его ранней лирике преобладают романтические голубая и синяя краски, недаром первая из них стала псевдонимом поэта). Широкую известность принесли В. Эллан такие стихи, как «Вперед», «После Крейцеровой сонаты», «Красные зори», «Удары молота», «На страже», «В разгуле» и др., исполненные высокой и одновременно искренне-лирической патетики. Но есть у В. Эллана и стихи конкретно-повествовательной тональности, и среди них - «Восстание», один из лучших в его наследии. Только упомянутую интонационную экспрессию меняют в «Восстание» неторопливые повествовательные ритмы; почти эмблематическая символику - подробные предметные описания с выразительными деталями, «монохромную» бодрость - горьковатый соединение невыразимого сожаления с утверждением, освящением героического подвижничества: ... А вечером - все укрыл туман, Снег ложился (так мягко - мягко таял ...) На зациплений в руках наган, На красно-черную рану. («Восстание») Все это вновь и вновь поднимает очень важный для всей поэзии вопрос о взаимоотношении личного и общего, интимно-человеческого и социального в духовном мире. Наиболее обостренно эта проблема была очерчена в стихотворении «После Крейцеровой сонаты» с его знаменитыми первыми строками: «Положить бы голову в колени.


Другие статьи по теме:
 Биография Григория Сковороды
 Григор Михайлович Тютюнник
 Анатолий Давыдов
 Евгений Гуцало - жизненный и творческий путь
 Иван Драч

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: