В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Василий Бобинский - в знания и незнаемые

12-09-2017

яли и собственные произведения редактора - его стихотворные фельетоны, подписанные псевдонимами Шершень, Лелит, а также гражданская лирика - стихи «После жатвы», «Чернозем», «Зимняя баллада», «Черная симфония», «Ночь» и др. Кстати, концом 1924 году в творчестве В. Бобинского начался «новый небосвод»: он решительно отказался от интимной лирики, ибо, как впоследствии напишет, «теми слезами, которые выплакала пор украинская поэзия, можно бы смело наводнить посушну полосу степной Украине и даже без Днепрогэса ». Теперь поэта полностью захватила «поэзия противоречий», «контрасты жизни», «марши баррикад», то есть гражданская социально-политическая лирика. Об этом, кстати, и писал в предисловии к избранным произведениям В. Бобинского 1920-1928 годов М. Качанюк, анализируя творческую и общественную практику поэта, говоря о том, что художественная форма и стилистические средства лирических произведений В. Бобинского дают основания говорить о народную основу его поэзии, о богатстве красок, о силе вложенных в нее чувств и что «талант сильный, оригинальный» именно в эти годы (1925-1927.-Ж. Д.) «раскрылся наиболее полно и широко».

Редактируя еженедельник «Свет», В. Бобинский вел постоянную рубрику «С базара жизни», в которой время от времени печатал стихотворные памфлеты и фельетоны. Как и его собрат по перу и борьбе Кузьма Пелехатый, он и на этот раз обратившись к сатире, к лексике и формы выражения, наиболее приближенных к простонародным, отзывался в них на острые события. В этих стихах напряженный лиризм В. Бобинского отходит на второй план, по-ступаючись место перед бытовым эскизом, сатирически убийственным политическим портретом.

По свидетельству друзей и товарищей по КПЗУ9, В. Бобинськяй был бесконечно предан партийному делу, твердым, закаленным революционером и одновременно целомудренной, детское-нежной человеком. Жил экономно, часто терпел нищету и голод, а никогда не позволял себе снять со «своего» баночного счета в 9 тысяч злотых хотя бы несколько грошей (тот «вклад» на его имя внесено из кассы ЦК КПЗУ).

Многократные попытки цензоров и «следственных судей» «усовестить» редактора «Светлая» быть более «лояльным к власти» не давали последствиям, поэтому 23 апреля 1926 по распоряжению окружного прокурора В. Бобинский был вновь арестован и заключен в следственной тюрьме Батория. Об этом читаем в «предисловии» к канадскому изданию поэмы В. Бобинского «Смерть Франко»: «1 мая 1926 p. польские власти закрыли во Львове журнал «Свет», и его редактор на 5 месяцев оказался в тюрьме. Тюремный режим, чрезвычайно трудное для политических заключенных, еще больше было заострено по отношению к поэту. Ему запрещено было писать, запрещено читать не только газеты, но и произведения известных польских писателей. В тюрьме развился у поэта тяжелый недуг (туберкулез), которую приобрел он еще при арестов в прошлых годах. Притязания родные, чтобы т. Бобинского перевести в лучшие гигиенические условия или хотя бы в тюремную больницу, польским судом было видкинено ... »И0.

Вероятно, не раз на протяжении полугодового наказания упоминалась В. Бо-бинському-в 'сидельцу фигура Ивана Франко, который тоже сидел за этим стенами, упоминались его «Тюремные сонеты», полные скрытого огня непокорности.

И вот уже ложатся на бумагу и строфы собственных «Тюремных сонетов» и поэмы о Франко. Не Франко - покойник, а Франко - борец, современник, вечный революционер и воин, человек, высшим идеалом которой было служение своему народу - вот кто стоял перед глазами Бобинского.

«Смерть Франко» - произведение лиро-эпическое. В его основе конкретные факты из биографии великого Каменяра.

Сюжет поэмы разворачивается с нарастающей напряжением, рассказ о жизненном пути героя переплетается с картинами того времени.

В первой части, в торжественном зачине к поэме, набросанные общие контуры монументальной фигуры Франко. Бобинский бродит теми же древними тропами, которыми ходил мальчонкой малый Фран-ко, заглядывал в кузницу Яся, где «жар ​​пашей, где мех ворчал, сопел», говорит о его школьных годах, о попытке разобраться в сути жизни, потому что книги мало удовлетворяли юношу: «правды в них какие недосказанные, неполные ...» И возникает Франко-революционер, который говорит о тяжелой жизни простого люда в Галиции:

Словно скот, живет погноблений мужик,

Жизнь его пса барского не стоит.

А на страшный отчаяния и муки крик

Дают ответе - жестокие барские шутки.

Нет, это не только о Франко времена. Это уж о временах Бобинского.

Ложатся строка за строкой. Как скрипка, тоскуют они о несчастной поэта любви. Это, собственно, говорит сам Франко ... Его слова естественно вплетаются между словами Василия Бобинского:

Как услышишь ночью край

своего окна ...

Это не дождь, это не ветер

голосит ...

Молчат стены тюрьмы. Так же молчали, когда сидел за решеткой Каменщик. Да нет, не молчали. Потому что там Франко встречался с «закованными в цепи скалорубамы», своими героями, что перхоть скалу гнета и бесправия.

В безудержном порыве борьбы теряется ощущение времени, передсвитний хаос «сплетает прошлое с будущее». А над всем этим,, над основным мотивом симфонии, звучит поэтов приказ: «Лупа скалу! Скончается, и любой непоколебим!


Другие статьи по теме:
 Драматургия В. Винниченко и его роль в становлении современного театра
 Бойчук Михаил и Нарбут Георгий
 Общественная и политическая деятельность Николая Кулиша в 1917 - 1920 годах
 К "280 годовщине со дня рождения Григория Сковороды "
 Волынские писатели в государстве

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: