В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Василий Бобинский - в знания и незнаемые

18-07-2017

Внешне невзрачный, «имел хлопчакувату фигурку» и глаза, что «из-под лба горели волчьим, жутким огнем», он оказывается законченным палачом. Еще во времена гражданской войны Скорупко, тогда «засушенный жовнярик», обнаружил тайник наводчика, участвовал в расстреле Максима и комиссара, в экзекуции над невинного беременной женщиной. Теперь же выросли его права: командовал ротой. Когда «зеленые» не задумывались над тем, что делали в деревне, Скорупко сознательно оказывал зверства. Когда «бег» скатованих людей вызвал смех со стороны улан, Скорупко не смеялся, зная, что только этим может заставить арестованных покориться. Когда другие растерялись перед единодушием привязанных к возу, Скорупко - нет. Если для других «зеленых» все в селе - бунтари, Скорупко даже среди арестованных «ищет» наиболее опасных. Поэтому «стеклянными слипедькимы» глазами «сверлил» сразу Степана, а затем Марка, чувствуя, что именно они оба - «главные» среди крестьян.

Согласно поступков, автор дает и портрет Скорупко, «разбросан» в разных местах трех глав произведения. Сержант - небольшой, угловатые, с «незыблемыми» «черными мертвецки» глазами, которые как бы «висели в воздухе». Имел всегда «сжатые Варги». Всегда внешне спокоен, даже медленный в движениях, он «меняется» в наиболее драматические минуты. Арестованные не поддались ему - и тогда Скорупко стал «бледный как мел, нервно похльоскував кнутом по дороге, сшибая облачка пыли». А почувствовав свою поражение, он покидает арестованных и «исчезал из глаз за бугром», чтобы встретить их в городе новой «любезностью».

Таким же, заранее подготовленным, выглядит Скорупко и в третьей главе романа. Он ведет эскадрон, чтобы разогнать «поход безработных». И уверен, что это удастся ему, каких бы жертв ни стоила и кровавая «акция». Это Скорупко Первый приказал «рубить и стрелять» демонстрантов и сам показывал яркий образец, чтобы потом «за добросовестный боевую осанку в лице врага и в обороне начальства» быть «назначенным к знаку отличия и похвалы».

Василий Вобинський зарекомендовал себя и как вдумчивый исследователь и литературный критик. Уже в конце 10-х - начале 20-х годов он публикует ряд статей и рецензий и др.), в которых остро осуждает тех, кто отрицал общественную роль искусства, впадал в декаданс, провозглашал убегу от жизни. Он доказывает, что искусство - это не какая автономная участок, а общественное явление, один из видов политического сознания народа.

Исходя из марксистских положений о тесной связи социальных и экономических факторов жизни, В. Бобинский в статье «Как мы это видим?» Отмечает, как экономическое положение Украины на протяжении веков влияло на развитие литературного процесса, становление различных группировок и школ, формирование мировоззрения писателей . Автор акцентирует мысль на революционно-преобразующей смысле литературы и искусства, призванных формировать духовный мир человека, развивать его жажду свободы, социального и национального освобождения.

В статье «От символизма - на новые пути» он призывает коллег по перу занять четкое место в шеренге народных защитников. В. Бобинский делает попытку определить место, которое занимали в тогдашней, полной противоречий борьбе отдельные западноукраинские литературные группировки. Среди многих ему импонирует группа писателей, «что своей литературной продукцией стоит близко к пролетарских масс», что слово свое «поставила на службу их освободительных движений». Группа и не боится объявить свое творчество тенденциозной, и вся она направлена ​​на защиту угнетенных, является их голосом и совестью. Другие же группы прячут лицо, потому что боятся открыто провозгласить свое credo «литературных приспешников сильных мира сего».

Простоту, совершенство и доходчивость формы писатель считал непременным условием народности художественного произведения. В упомянутой выше работе «М. Ирчан. Фильмы революции »он акцентирует мнение, что настоящий художник не может быть рабом формы,« должен ею уметь орудовать так, как того требует содержание его переживания ».

Ценным казной народа считал писатель язык, а потому призвал коллег по перу глубоко осваивать ее неисчерпаемые богатства, «невольно никогда переставать узнавать».

Основные положения литературно-теоретических статей В. Бобинского о тенденциозности и народность литературы значительной степени »нашли свое обобщение в декларации Первой совещания пролетарских писателей Западной Украины, которая состоялась во Львове 12 мая 1929.

Не утратили актуальности и историко-литературного значения работы В. Бобинского, в которых он выступил в защиту молодой украинской советской литературы, отстаивал утверждения в ней новых принципов, констатировал рост высокого художественного мастерства произведений отдельных ее представителей. Заслуживает одобрения попытка писателя рассматривать западноукраинскую пролетарскую литературу как часть общей украинской советской литературы, а советскую культуру в целом оценивать в сопоставлениях с достижениями культуры Запада.


Другие статьи по теме:
 К "280 годовщине со дня рождения Григория Сковороды "
 Вечная загадка любви (по рассказу Григория Тютюнника "Завязь")
 Владимир Яворивский - человек, борец, писатель
 Библейские мотивы и образы в творчестве украинских писателей 19-20 веков
 Анатолий Димаров

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: