В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

К "280 годовщине со дня рождения Григория Сковороды "

03-08-2017

Странное чувство охватывает каждого, кто заходит сюда впервые. Такое впечатление, что ты не в музее, а в тогдашней обстановке. Столь зримо предстает здесь прошлое. И этот класс. И Каменку Григория Саввича. И его фигура, застил над рабочим столом в минуту творческого вдохновения. А рядом свитка, соломенная шляпа, напоминающие потомкам: Сковорода не был кабинетным учеником. То лишь на мгновение присел философ, чтобы в перерыве между лекциями записать очередной раздел трактата "рассуждения о поезии и руководство к искуству оной". Или записать новую поэзию в "Саду божества них песен".

Чудо-чудное находится этот музей. Ничего подобного нигде нельзя увидеть. Поэтому проникается большой благодарностью его переяславским создателям. За простоту и доходчивость экспозиций, по их непревзойденную оригинальность такое могут сделать только люди, которые душой воспринимают идеи великого философа.

Диваешся, которые только книги собраны здесь и сколько их - старопечатные: Гораций! Плутарх! Феофан Прокопович, Марк Аврелий, Руссо, Ломоносов! Энциклопедии: Церковные книги ...

Сковорода очень много читал. И не что-нибудь, а самых авторов, будили общественное сознание, пытались ответить на жгучие вопросы того времени.

Книги находили в Москве, Ленинграде в музейных обменных фондах старопечатных книг. В Белой Церкви нашли уникальную вещь - энциклопедию по ботанике 1659 издание. А Псалтырь XVIII века, времен Сковороды нашли аж на Алтае. Когда оформляли келью Сковороды, его жилище, ездили в Киев в Флоровский монастырь посмотреть на настоящие кельи, сравнить с бытом монахов восьмидесятых годов 20 в.

Работа по оформлению кельи подходила к концу. Уже и тапчанчик в ней зьявимвся, вжей иконка Ильи-пророка заняла свое место в углу, а под спинкой поставили шкаф с древними. В другом углу нашлось место для стола - на нем положили раскрытую книгу - мол, здесь все напоминает рабочую обстановку, а хозяин вышел на минутку пообщаться с природой. Но чего не доставало. Именно фигуры хозяина.

Кто бы мог ее сделать. Среди многих имен остановились на Ленинградском скульптору И. М. Хитрову. Но он в то время работал в Ульяновске над завершением Ленинского мемориала. Обратились к нему, но оказалось что заказов очень много.

Михаил Иванович Сикорского не отступал - понимаю, сказал он, - снова лепить царей, ханов, царей. А большом - никогда? И вы ее, наверное, не знаете? А Ленин между прочим, распорядился, чтобы Сковороде, одному из первых поставить памятник. Хитров колебался. Он даже не слышал о музее на Переяславщине. Михаил Иванович пригласил приехать, посмотреть, заверил, что Хитрову понравится, и в общем ... лучше него никто не сделает фигуру Сковороды лучше Хитрова. Последнее похвала, видимо, подкупила скульптора. Он приехал в Переяслав - Хмельницкого, ознакомился с музеями, слушал много рассказов о славе и гордости земли Переяславской.

Сделал несколько фигур для музеев что углубило знания скульптора в овладении украинский типажом.

Над фигурой Сковороды работал два года. Но Григорий Саввич вышел как живой. Ибо кто бы ни сделал сейчас на порог его келии, останавливается пораженный неожиданной встречей. Так и хочется сказать: "Земной поклон вам, Григорий Саввич! Добро пожаловать в класс - начинается следующий урок. "

В каждой музейной экспозиции есть вещи, на которых "держатся" цели экспозиции. О них говорят с особой почтительностью, для них справедливо отводятся самые почетные места. Одним из таких экспонатов считается портрет великого народного мыслителя работы неизвестного художника XVIII века.

Это правдоподобнее изображение Григория Савича, сделанное хорошим художником, современником Сковороды, человеком, которая встречалась с странствующим философом. Художник навсегда сохранил в памяти его смуглое лицо, живые карие глаза, высокий лоб и мудрое слово. Лучшего портрета Григория Савича Сковороды не имеет нигде.

На одном из стендов экспонируется кобза, скрипка, свирель и гусли. Потемневшие от времени, со следами человеческого внимания к ним, с нехитрым убранством, гласящее: делались они народными мастерами для таких же любителей - бедняков, а не на продажу и не для барской забавы или коллекции. По всему видно: длинные и славной жизни было у них, пока не попали в эту музейную тишину. Вероятно, не один ярмарка слышал их голоса, не в одном доме рождались и росли, веселились и грустили под звуки этих инструментов.

Григорий Саввич был замечательным музыкой ... Тысяча семьсот сорок четвертый год, золотая осень. На Днепровских склонах вельможное панство устроило банкет в честь приезда в древний Киев любительницы острых ощущений - императрицы Елизаветы Петровны. Высокой гостье захотелось послушать народные таланты Малороссии. Поэтому Грянул пением придворный хор, в котором более двух лет пел и Григорий Сковорода. А потом царица слушала знаменитого бандуриста с Полтавщины Григория Любистка. Видимо, многое здесь навеял кобзарь на присутствующих своей думой "Зажурилась Украине что нигде прожить", потому что за тем оркестр ударил веселой, и царица пошла в пляс со своим фаворитом Алексеем Разумовским. Григорий Сковорода играл на флейте. В антракте импровизировал свое собственное произведение, в котором слышался унылый стон, словно ветер разносил степными просторами полосок и проклятие окраденого народа, как невольничий плач отзывался нытьем чайки и вздохом бездольный матери.


Другие статьи по теме:
 История украинской литературы 1917-1919 гг
 Развитие культуры и литературы г. Рогатина
 Волынские писатели в государстве
 Драматургия В. Винниченко и его роль в становлении современного театра
 Влияние феминизма на литературу последней четверти xix - начала ХХ

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: