В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Изучение в школе творчества Григория Косынки

24-07-2017

Читая новеллы Григория Косынки, можно только удивляться, откуда этот полдень талант, умение проникать глубоко в душу человека. Как непринужденное легко звучит каждое слово писателя, музыкой плывет каждая его фраза, то развесистая, широкая, как степь украинском или короткая, словно оборванная, фрагментарная, как яркие мазки на картине художника-импрессиониста. Ведь все идет от жизни, от видения главного, самого важного, Наиболее трепетные - человеческого сердца. Видимо, после В. Стефаника нас нет такого умения у писателя проникать и трепетно ​​открывать крестьянскую душу, психологию земледельца, его большую и богатую внутреннюю красоту. Вслушайтесь только в слова простой женщины Мелашку («Помолвка»), которая говорит с зажиточным крестьянином: «Как вам сказать, - сказала тихо Мелашка .- ручаться за Михаила не буду. Его добрая воля: хочет - пусть сватает вашу Наташу, как она пойдет за него. А только лошади, повозки ваши, Петр, ни к чему здесь. Вы же, кажется мне, сыну моему объединяете, а не лошади с телегами? Я не Ганя дочери вашей ... Но вы, Петр, простите меня за выражение, такое говорили, что мне слушать стыдно было. Хорошо знаете, что я с трудов своих возраст прожила, - мне теми лошадьми не ездить, а все-таки прятать чужое добро я не буду ». Сколько в этих словах человеческого достоинства, простоты, самоуважения, благородства, душевной красоты! Потому каждая строка, каждое слово ложилось на бумагу из большой любви к труженику и больших мучений за его мученическую судьбу.

Мы по-человечески должны понять и Петра Рудыка, который, как видим, честно работал, с трудом разжился, поставил на ноги собственное хозяйство, а теперь должен всего избавиться. И писатель здесь при гостроконфронтацийному конфликте находит тот ракурс, который позволяет нам видеть жизнь многогранно и объективно. В этом - сила его таланта.

Новеллы Косынки - это выхваченные небольшие эпизоды из жизни села. Яркие, выразительные, весомые. Писатель умеет так строить свой рассказ, не только зримо видишь, но и слышишь все происходящее вокруг. Здесь все живет, дышит, волнуется, печалится, радуется ... Даже небо не голое, безразлично фон, а соучастник, на все реагирует, на все отзывается: «Уже третий день, как ревут пушечные бои над окрестностями Медвин; кричит, смеется вражеская артиллерия, - а за каждым ее шумом поднимаются к небу кроваво-красные тропы пламя крестьянских жилищ ... »

Так начинает свой рассказ Г. Косынка о трагическом бой бедняков за свободу, за жизнь в новелле «На золотых богов».

Рисует зримо, эпически. На нескольких страницах - целая панорама, где бьется красная крестьянская воля, умирает на своих осьмушках и обжимок, но защищает телами, кровью свои жилища от армии «золотых богов».

Вот отважный деревенский парень Сенька-пулеметчик «летит солнечной пылью ... и строчит умелой рукой по вражеских рядах. Вот уже пошли в бой с вилами, топорами, а враг - стеной-стеной налегает, чтобы разбить крестьянские ряды ... »Все пришло в движение. Все ожило, все действует ...

«Серая пыль пронизалась свистом пуль ...»

«Задрожала под солнцем стеблем лишилась гречка ...»

«Крэш пламенем, искрится, и в дыму, как черные призраки, мечтают над селом тополя, пеплом покрытые, желтая болтливая змея молнией прорезала дым ...»

Бой дошел наивысшего напряжения. «Солнце удивленное стало: пошатнулись враги».

А когда закончился победно бой, «тогда: озолотили солнце мрачные тучи на западе и утопления красную порфиру, как тот сумм, в пруду и прослало над пожарищем ...»

Каждая деталь, каждый образ подчинены изображаемые действия, и поэтому зримо предстают перед нами трудный бой, победа, нелегко далась этим крестьянам, поднявшихся всем селом против «золотых богов», белогвардейцев.

А ради чего эта кровь, эта жестокость, этот бой?

«Кто поймет их вечное rope-печаль, JCTO заглянет в их золотые души?» - Спрашивает писатель. «Стоит пшеница потолочена, серпа просит, а они кровью поливают», - сокрушается-печалится старая женщина, у которой сгорела усадьба, сгорело трое детей и старшенького Сенька-пулеметчика забито. «И сама стерялася ... Обхватила руками обгоревший столб в воротах и ​​страшно, нечеловеческим голосом запела круг детей ... »

Так сильно мог писать разве В. Стефаник. Так умел писать и Г. Косынка. Выхватить один эпизод, а воссоздать целую эпохальную картину, которая не оставляет никого равнодушным, которая пробуждает мысль и ставит извечный вопрос: «Кто поймет их вечное rope-печаль? Кто? "

«Легко подул ветер, далее притих, послушал горе-печаль матери и, казалось, сам плакал над потолоченою лошадьми пшеницей ...»

Писатель умеет прислушаться и услышать душу крестьянскую, услышать и воспроизвести ту боль, ту муку, то горе, которое взывает протяжении веков к человеческому разуму и чувств.


Другие статьи по теме:
 Библейские мотивы и образы в творчестве украинских писателей 19-20 веков
 Развитие культуры и литературы г. Рогатина
 Василий Бобинский - в знания и незнаемые
 К "280 годовщине со дня рождения Григория Сковороды "
 Бойчук Михаил и Нарбут Георгий

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: