В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Иван Франко, Иван Вышенский, Его время и писательская деятельность

07-11-2017

Понятно также, почему по заведению Люблинской унии те дворяне и земляне так живо начали грести к польским порядкам, к польским школам, польских книг и т. п., что не прошло и 50 лет, а все они с небольшими выемками совсем ополячилися. По их последовали и бывшие удельные князья, по унии Люблинской сделались русскими магнатами. Одни из них, как князья Острожские, стоявшие у Руси, быстро вымерли, другие, как Слуцк, Сапеги, Вишневецкие. Тышкевичи, перешли по какие-либо Мось времени также на польский бик.Друга дело, за которое взялись поляки очень внимательно, было уравнивание обрядов. Польша была в те времена в большей половине католическая, в меньшей лютеранской и кальвинська. В Литве расширенное было кальвинство и социнианства (религия, отвергала веру в святую троицу) Русь была православная, хотя также кальвинство и социнианства начинало в ней распространяться. Итак, быстро по Люблинской унии принято в Польше закон иезуитов, которые взяли на себя большое дело - привлечь всех лютеран, Кальвин и православных к римскому католицизму. Они шли к этой цели самыми разными путями, простыми и кривыми: говорили огненная проповедь по костелах и по публичных местах, вызывали своих противников на публичные диспуты и старались если не убедить, то хотя перекричать или хотя осмишиты их в глазах несведущих людей, писали на них смехотворные письма, стихи и выдумки и распускали в народ, но самое важное, основувалы школы, в которых учили молодежь в своем духе, подбирались под больших господ и дам, чтобы иметь над ними влияние, особенно овладевали председателя старших женщин, богатых дидичок и наклонювалы ее на то, чтобы в своих добрах не терпели никакой другой веры кроме латинского. Наконец снискали себе иезуиты большое влияние на польских королей, Степана Батория, а особенно Жигмонта III, и произвели такое право, что никакой «иноверец» не мог занимать высоких достоинств и правительств государственных, не мог быть сенатором, канцлером, воеводой и т. п.

В «иноверцев», наряду с лютеранами, Кальвина и арианами, принадлежали и православные, и на них, под влиянием иезуитов, обратился отвращение, а потом и ненависть польских латиннйкив. Правда, многочисленные заверения польских королей запоруча-ли православным русинам свободу их веры, но польский общественность не обращала на королевские акты. Уже которых 30 лет по Люблинской унии выработалась по русским городам такая практика, что русины стояли наравне с евреями, т. есть. были вдавлены в особо участки, не могли иметь домов на рынке, принадлежать цехов, быть бурмистрами ни отбывать по городу процессии с образами, ни даже звонить при похоронах. Этого однако же католикам было достаточно, и они по поводом иезуитов стали стремиться к тому, чтобы всех русинов отвлечь от православия, а подвернуть под папу. Прежде ударили они на русскую, а собственно древнеримскими (юлианский) календарь, которого держалась православная церкви, и начали насиловать русинов, чтобы приняли новый, григорианский. Из-за того календарного раздора пришло во Львове на самое рождество 1578 г. до большого опустошения, когда бурмистр и брат латинского епископа Суликовського силой заперли русские церкви. Но русины сим вместе не дали, церкви отбили и прибегли с жалобой к королю Степана Батория, который отдельным декретом приказал полякам, чтобы на новый календарь не принуждать никого.


Другие статьи по теме:
 Иван Вышенский
 Бунин Иван Алексеевич
 ЮРИЙ МУШКЕТИК
 Иван Сенченко
 Григор Михайлович Тютюнник

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: