В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

кигуруми купить

Иван Драч

11-06-2017

Сама эпоха пульсировала в его лирике, пронизанной интеллектуальной страстью, как в стихотворении «Мои братья-деревья ...»:« Аккумуляторы ужасных протуберанцев Бурное тресты молодого кислорода ...». Дело здесь не во введении в поэтический текст технической терминологии, согретой лирическим теплом. Эпоха научно-технического освоения мира представала в его произведениях, тайна бытия, поднята до уровня философской проблематики, постоянно интересовала пытливый ум поэта: «Что там, за дверью бытия ...».

Не потому И. Драч быстро нашел общий язык с физиками-теоретиками, склонными к развитию сложных теоретических

концепций? Кажется, найден ключ к урбанистической эпохи. Но поэту выпало пережить при этом и горькое разочарование. Это произошло после встречи с учеными, когда он приехал в родное село Телиженци на Киевщине. Здесь И. Драч родился 17 октября 1936 p., учился в местной школе, здесь он познавал мир у колодцев народной песни и мудрости. Но когда поэт прочитал свои стихи хорошо ему известным односельчанам, они не полностью поняли затруднено-ассоциативное письмо, урбанистический пафос. И тогда он понял, что ему «нужно искать контакт с читателем на земле, среди этих простых земных людей», осознал перед ними свой долг, не сводился только к мотиву искупления.

В стихотворении «Две сестры» говорится о нераскрытых, нереализованные духовные запросы простого человека, трактуется как проявление мировой драмы:

Незамеченная прошел человек, Незамеченным тихо умерла. Стань! Тяжкий проступок-невинная Крылья над тобой распростерла.

И. Драч не останавливался только на потребностях обычного человека, чем увлекались тогдашние молодые поэты, находясь под влиянием Симоненкова лирики. Он отыскивал морально-этические критерии объяснения человеческой судьбы, раскрывались во многих его стихах-то посвященных отцу, или родным бабушкам, которые имели такие разные характеры: «строптивый Маройци и добросердечной Корупчиси» («Баллада о узелки»). Ему раскрывалась существенный мнение, что настоящее искусство начинается на народной основе, а значит-достигает общечеловеческого значения. Поэтому не случайно сельские мастерицы уподоблялись к художникам («Сарьян в платках, Ван Гоге в юбках, Кричевские с потрескавшимися ногами»), а сельский дом ассоциировалась с древнегреческим храмом Парфеноном - воплощением архитектурной совершенства («... стоят Парфеноны соломенной ' яноруси, синька умытые, джерельноводи »). Речь шла об извечном, присущее украинский чувства прекрасного, присутствует не только в песне или вышивке, но и в предметах всегдашнего пользования. Поэтому дом как место постоянного проживания должна радовать человеческие души. Ведь в ней сохранялась и память рода и народа, формировался, по словам литературоведа М. Ильницкого, «аристократизм крестьянского корня», ставший отличительной чертой Драчева характера. Именно в ней

определялась основа национальной действительности в противоположность городу, вынужденному быть носителем чужой, неукраинской культуры. Об этом писал И. Драч, несмотря на свои урбанистические симпатии, в «архитектурном диптихе», рисуя чудовища «кирпича, железа и стекла», которые «свысока отвращается небо с холодными звездами».Однако было бы неправильным предполагать, будто поэт противопоставлял город селу. На самом деле он пытался вернуть городу утраченную им роль интеллектуального и духовного центра национальной жизни. Там возобновляются прерванные преемственные связи, там возникают явления непе-ребутньои ценности, даже в самых неожиданных сферах, скажем, в авангардизм, остро критикуемого советскими идеологами за «отрыв» от жизни. И. Драч опровергает подобные упреки: «... шершавую мамин рядно Горит абстрактным взором Модриана» («К истокам»). Поэтому не случайно в сборнике «Баллады будней» (1967) появился раздел «Баллады из колодца фольклора» с определенным уточнением: «вариации на темы Татьяны Яблонской». Малярные работы украинской художницы, в которых переосмысливались фольклорные мотивы, правили И. Драчу за основу художественного освоения народного творчества. Он не злоупотреблял чрезмерной стилизацией, а когда она появлялась, то в деликатном виде (например, «Баллада о весноньку»), пытался, чтобы определенная народно форма испытывалась новым, часто драматическим, содержанием («Баллада о вдовиння», «Бабусенция» и др.).


Другие статьи по теме:
 Жизнь и творчество Леонида Смелянского
 Поэтесса Леся Храплива
 Евгений Маланюк
 Биография Степана Пушика
 Иван Сенченко

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: