В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Иван Багряный

06-08-2017

Иван Багряный в доказательство правомерности "первой тезисы" снова бросает человека в огненную пасть дьявола "выбирая" для этого бесчеловечного экзамена на человечность молодого парня Андрея Чумака. Рассказывает о четырех сыновей старого, уже умершего Якова Чумака, который будто духовно поддерживает и "сопровождает" своего младшего - Андрея - лабиринтами внутренней тюрьмы НКВД, в которой он с чьей подлой подстрекательства должна пройти все Данте круга пыток, ночных допросов, образ, издевательств, провокаций кровавой ежовской эпохи. И снова, как по Григорию Многогрешным, так и за Андреем Чумаком, возвышается фигура их создателя, который наделил своих героев собственными переживаниями, 'а главное - воспоминаниями, впечатлениями. "Все фамилии в этой книге, как фамилии всех без исключения изображенных здесь работников НКВД и тюремной администрации, а также все фамилии заключенных (за исключением нескольких измененных), - есть правдивые", - отметил Иван Багряный на передтитульний странице "Сада Гефсиманского ". Волов, чтобы мир знал и этих государственных тигроловив и чтобы их жертвы не пропали без вести, безымянные, пытался детально выписать, иногда и в ущерб художественности, страшный ежедневный быт невинных грешников этого ада на земле. Авторская воображение здесь была нецелесообразна, творящие эмоциональная произвол его образного мышления погасла перед глухой тьмой сталинского тюремного ада, в котором методично превращали человека в безликую, пассивную, омерзительно покорную существо.

И славный кузнечный род Чумаков - четырех братьев и сестры Гали - не покорился, не сломался под жестоким давлением пыток, провокаций, инсинуаций, подлости, лжи ... Братья выстояли. Выстояла и Галя, но не выдержала издевательств его психика. Всех их обрекли к расстрелу, но расстрел заменили двадцатилетней каторгой ...

Этот роман - высокий взлет талантливого художника во имя идейно-художественного утверждения непокорности человека, для которого чувства национального достоинства, патриотизм, нравственная чистота и верность заветам, традициям рода и народа являются органическими, природными как сама жизнь, как дыхание, как потребность действовать , бороться, побеждать. И братья Чумаки - Андрей, Николай, Михаил, Серега - победили. Они живы, и они уходят. "Стиснув зубы, они будут идти через ночь злобы и ненависть, не сдаваясь, пока ее не перейдут".

Примат мемуарности, документальной достоверности описанных событий, наверное, сыграл значительную роль в том, что роман "Сад Гефсиманский", как и "Тигролови", как и публицистический письмо-объяснение И. Багряного "Почему я не хочу возвращаться в СССР?", Были переведены на английский, немецкий, французский, итальянский языки. Ибо это был, по сути, - первый в мировой литературе художественное произведение о действительном положении вещей в "шестой части света" - стране тюрем НКВД, концлагерей, этапов, допросов, провокаций ... Европейская критика, в частности члены французской Академии Гонкуров Андре Билли и В. Вельмен, на страницах "Ле Фигаро литтерер" (1961 - 13 мая) и еженедельника "Ле Нувель литтерер" (1961 - 8 июня) отметили эмоционально упругий, экспрессивный, поэтический стиль Багряного-гуманиста.

На пороге своего преждевременного угасания от болезни убитых сердца и разодраны туберкулезом легких писатель пытаться завершить роман "Человек бежит над пропастью" (1948-1949). Во вступительном слове "неугасимой вера в человека" до редактируемого им издания этого произведения Василий Гришко обоснует доминирующую тему-идею багаже ​​И. Багряного - "триумф человеческого достоинства на экзамене человека в пограничной ситуации борьбы и страданий среди бесчеловечности подневольного действительности", а все его романы определит как "произведения о положительного героя в отрицательной действительности, о герое в подлинном смысле героического, как величественно человеческого противопоставление силам господствующего зла".

Человеком, который бежит над пропастью, идет "по линии наибольшего сопротивления", в этом романе выступает опять молодой украинский Максим Колот, который в военном 1943 год оказывается между жизнью и смертью, то есть между двумя смертями, между двумя воюющими армиями. Эти фронты - фашистский и советский - словно стальные тиски, захватывают в свою безжалостно сжимающее круг песчинку на поле жестокой истории, пытаясь ее стереть с лица жизни, а она вскакивает, срывается силой своей веры в непобедимость своего маленького, но собственного "я" и побеждает . Потому исповедует созданный им самим псалом извечном смысловые человеческой жизни на земле: "Я буду умирать, и, пока есть дыхание во мне, я буду судиться и буду торопиться хватать искры солнца, отраженного в человеческих глазах, я буду с тоской учиться тайны самом зажигать их , ища у тех, искрах дороги из черной пропасти в бессмертие ...".


Другие статьи по теме:
 Анатолий Давыдов
 Борис Ильич Олейник
 Поэтесса Леся Храплива
 Иван Котляревский
 Земляк Василь

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: