В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Голодомор стихов и прозы

01-08-2017

Тревожный год 1998-й проходит под знаком трагических событий 65-летней давности, когда черные крылья голодомора заняли богатые черноземы Украине, заставив одних умирать страшной голодной смертью, других - с помраченных умом - поддаться жестоким каннибальских обычаям.

Склоняя головы перед теми, кто умер, и перед теми, кто выжил на комом хлебе из коры и глины, хочется напомнить, что репетиция этой дьявольской спектакля происходила еще в начале двадцатых годов, когда красноармейские отряды окружили всю Приднепровье, обрекая ее на вымирание.

Таким образом большевики отомстили за еще не забыты времена национального подъема в Украине. И одним из первых сказал горькие слова правды молодой Павло Тычина, солнечный кларнет которого был настроен на воспевание украинского возрождения. В его поэме "Чистила иметь картошку ..." простая украинская женщина, обеспокоенная за будущее своих детей, изрекает:

Ленин-антихрист явился, сын мой, а ты против меня.

Надо бороться: враг появился.

Болью и скорбью проникнута поэзия "застучали в дверь примером ...", которую только в последнем томе 12-томника Тычины опубликовано полностью, без сокращений.

Застучало в дверь прикладом, заиграло, зашкрябало в стекло.

- А-ну, открывай, молодая, чего ты там таишься в доме.

Застучало в сердце, резануло: ой горе! Это же гости ко мне.

Но чем же я буду приветствовать - еще же не сварился сынишка.

На одну обезумевшую женщину аж пятеро вооруженных мужчин ... И только один сочувствует несчастной.

- Сыночек, дитя мое дорогое! Ой что же я с тобой сделала!

А писарь все пишет, все пишет - и слезы писать мешают.

Что же случилось потом, почему в апогей голодомора появляется пресловутый стихотворение "Партия ведет", опубликованный в самой большевистской "Правде"?

Учитывая абсолютную нехудожнисть с точки зрения поэтической эстетики автора "Солнечных кларнетов", можно вполне согласиться с утверждением Остапа Тарнавского, украинского литературоведа из-за рубежа, чье исследование обнародовал журнал "Вселенная" 8 лет назад. "Ирония, что он (Тычина) выдвинул в качестве средства выражения, была воспринята как верное служение, и поэта (ироническая) творчество стало частью сталинской пропаганды, ироничная поэта вне комментировалась всерьез" .1

Доказывать сейчас, что "Партия ведет" - ерунда, гораздо легче, чем раньше было изучать "художественные особенности". Если даже абстрагироваться от "господ" и "буржуев", которые уже давно были сброшены в "одной ямы", то и невооруженный глаз заметит примитиве рифмы, которыми грешат поэтов, набранные без логической связи тогдашние атрибуты: комсомол, МТС, воздушный флот ... Откровенным насмешкой над партийными планами звучит обещание "в МТС пошлем типографии", а "стена" и "мол" выступают в значении "препятствие". А назвать это время "неповторимым", "бессмертным", когда голодная смерть косила миллионы, можно было только саркастически.

Всем известно, что П. Тычина находился в своеобразной эмиграции, отмежевавшись от реальной жизни, но хотя символами общался с теми, кто мог его понять. Поэтому всегда настаивал, чтобы под этой приснопамятной поэзией всегда стояла дата - 1933 год.

В отличие от П. Тычины, другой поэт, который также указывал национальное возрождение Украины, Е. Маланюк вынужден был попробовать горького хлеба эмиграции настоящей. И никакая "железный занавес" не смогла скрыть от него смертельного поединка между властью и народом. "Года Божьего 1933" - так названа одна из стихотворений Е. Маланюка, в которой слышатся реминисценции "скорбящей матери" П. Тычины:

Уже нет хуторов и государств,

Только трупы во ржи, только трупы

И от хрипа кривая ржавчина,

Замкнувшая посиневшие губы.

Через несколько лет, в 1938-м, Е. Маланюк снова возвращается к этой теме, но на этот раз его поэтическое видение отдельными деталями как бы уточняет картину, нарисованную в поэзии "Года Божьего ...". Сравним:

Между ребрами хат, по дорогам

Диким зельем поднимается степь

И хохочет с неба и из Бога ...

("Года Божьего ...")


Другие статьи по теме:
 Драматургическое творчество Николая Кулиша
 Голодомор стихов и прозы
 Багровый и "Тигролови "
 Идейно-художественный анализ романа И. Багряного "Тигролови "
 Анализ повести "Кайдашева семья" Ивана Нечуя-Левицкого

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: