В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Франко и Коломыя

14-08-2017

Прощай, село мое! Что здесь меня рукоять,

То исчезло; что теперь держит -

Такое тяжелое, что, как гора, тяготеет

На сердце. Долой иду - и плачу над тобой.

Пятнадцатого июня И. Франко покинул Нагуевичи и отправился в Дрогобыч, где написал стихотворение «Устал я». Поэт; усталый пережитым за последние три месяца, нуждается в отдыхе, а здесь все сложилось по-другому ... Мысли тревожные, темные думы переплетаются с теплыми мыслями, свежими духовными силами. Кроме пут, которыми вскапывают права и суды, есть, еще и путы, есть в собственной крови, они незримые, ибо в твоему собственному утробе. Это путы слабой воли, это подпорченный наша кровь в жилах грехами отцов наших дедов. Это страсти, развившихся не в ту нору. Это мозоли души по вечном горю целого чоловицтва (См. Т. 2 .- С. 299-300).

И. Франко датирует эту поэзию 15 июня 1880 и указывает место ее написания - Дрогобыч. Итак, Нагуевичи под ту пору он уже покинул. Из Дрогобыча поехал, наверное, на следующий день, 16 июня, в Коломыю, надеясь, что староста позволит ему уйти оттуда в Нижний Березовая. Однако староста разрешения не дал, а сказал написать прошение Дрогобычском старости, чтобы тот послал ему в Коломыю паспорт. Поэт должен принять это й написал в Дрогобыч просьба и ждал ответа.

Сейчас нелегко установить гостиницу или заезд, в котором поселился Иван Франко, поскольку поэт о нем нигде не упоминает. Впервые эта проблема встала в 1955-56 годах, когда готовились к празднованию 100-летия со дня рождения Каменяра. В Коломые по этому случаю был создан юбилейный комитет во главе с директором городской библиотеки Андреем Чайковским, сыном известного украинского писателя. Тогда впервые выдвинули гипотезу, что Иван Франко жил в гостинице, а достеменнише в заезде на теперешней улице Театральной, пожалуй, № 11. На стенде, который готовился к годовщине поэта, была и фотография этого заезжего дома. Теперь он снесен, а на том месте разбит скверик (между камениц № 9 и № 13).

Когда я услышал, что постоялый двор, в котором И. Франко прожил неделю в голоде, был не на нынешней улице Театральной, а на проспекте Возрождения, № 37. Об этом узнал Антон Гошува-тюк от своего одноклассника Максимилиана Гирма-Шраера, сына владельца того заезда. Антон Гошуватюк, будучи гимназистом, часто заходил к своему товарищу Гирма и слышал из уст отца о трудностях, которые поэту пришлось переждать того страшного недели. Я рассказал об этом Андрею Чайковскому, который снял со стенда фотографию с заезжим домом и поместил, кажется, только текст, Иван Франко мучился ту неделю в доме на улице Ягайлонского, № 37 (так она называлась в 1880-е годы). В те же 1950-е годы все партере дома от № 29 до № 41 были снесены как аварийные. Эти небольшие сооружения, правильнее называть не отелями, а просто частными домами. Владельцы их, имея свободную комнату, придавали ее за плату, приезжим и даже готовили им еду. Настоящие же отеле в то время были, пожалуй, только на площади Рынок, но где именно, сказать трудно.

В конце 1970-х годов исследователь Франко жизни и творчества коломиець Яков Куник выдвинул новую гипотезу о месте семидневного голодного пребывания. Каменщика. По его словам, это был двухэтажный дом на проспекте Возрождения, № 25, Яков Куник часто заходил в типографию, которая находилась во дворе той Каменице. Однажды там его встретила одна старшая женщина и рассказала, что там (показала рукой направление, но не назвала фамилии владельца того дома или квартиры) проживал Иван Франко. Исследователь не было времени расспросить эту женщину подробнее о Франково пребывания, потому что его торопили газетные дела. Затем в водовороте лихолетья этот эпизод, забыл, умерла старая женщина и сейчас некому подтвердить это предположение. По моему мнению, Куникия вариант уже никогда не удастся проверить, а потому в ближайшее к истине следует считать предположение Гирма.

В доме Гирма Иван Франко прожил, по его словам, «страшный неделю». Здесь 17-20 июня ресниц написал рассказ «На дне» и за последние деньги выслал его во Львов. А 17-18 июня написал еще и стихотворения «Почему так тревожно бьесь у меня сердце», где выразил обеспокоенность судьбой студенческой молодежи, которую встречал на улицах города.

Станет сил у вас кандалы те порвать

И думков вольной к бою смело стать,

К бою вечного, великого, идет

Вокруг нас и в нас самих?

(Т. 2 .- С. 302)

Заметно, что предпоследний строка приведенного отрывка смыслово вяжется с идеей «Вечного революционер». Возможно, уже тогда у Ивана Франко начала вызревать идея гимна. Мое предположение совпадает с мнением Василия Сименовича, которого я уже упоминал.


Другие статьи по теме:
 Поэтесса Леся Храплива
 Земляк Василь
 Архип Тесленко
 Франко и выдающиеся деятели Галицкого Возрождения
 Владимир Винниченко

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: