В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Евгений Маланюк

31-07-2017

Литература XIX века. V. Литература XX века. Следующая страница блокнот сохранила для нас набросок проспекта IV раздела - литературы «модерной». Начинают его Леся Украинские и Владимир Винниченко, далее следуют В. Стефаник, П. Тычина, Ю. Липа, О. Ольжич, М. Рыльский ... Работу над историей литературы поэт не прекращал и в годы войны. В марте 1945 года Е. Маланюк пишет в письме к Святослава Гординского: «Когда еще была возможность, найдите и перешлите мне хрестоматию Возняка - нужно очень: я все еще пишу учебник по Истории Литературы и без нее, как без рук». К сожалению, сегодня не известно, как сложилась судьба этой рукописи. Возможно, он еще ждет своего исследователя в нью-йоркском архиве писателя, а возможно, это и о нем с горечью вспомнил Евгений Маланюк в примечании к «Очерков по истории нашей культуры»: «Богатый материал, как и первые части моей готовой монографии« Гоголь », погибли в событиях II мировой войны». В 30-х годах поэт изредка навещал Западную Украину, находя там отраду для души, хотя и чувствовал себя в ней лишь гостем. Посещение мест бывших фронтовых дорог УНР рожают в его душе щемящие воспоминания и желание побывать еще на Тернопольщине, Волыни, приехать в Луцк и Львов. Однако присоединение Западной Украины к СССР в сентябре 1939 лишило поэта и этого. Война и оккупация Польши заставила его искать работу. Некоторое время удалось работать в украинской гимназии в Варшаве, подрабатывать на случайных работах, а иногда приходилось перебиваться и без хлеба. В последние месяцы войны Е. Маланюк был вынужден покинуть Польшу и вернуться в Чехию, и снова собираться в дорогу. Оставаться в Чехии было опасно. Имя Маланюка было заранее внесены контрразведкой «Смерш» в списки «антисоветских» деятелей из числа украинских эмигрантов, подлежавших депортации или физическому уничтожению. И из письма Петра Одарченко Евгений Филимонович уже знал о судьбе поэта и врача Юрия Липы, оставшийся в галицком селе Бунив и 19 августа 1944 был замучен энкаведистами. Отвечая Одарченко, Маланюк писал: «Ваши новости нас очень прибили ... Хотя я не могу поверить, чтобы судьба Липы была такая: ведь он имел все возможности уехать, а когда этого не сделал, то знал, что делает ... »1945-го года Евгений Маланюк был вынужден оставить дом, семью и отправиться во вторую эмиграцию. Точнее, с этого года для него начался второй период странствий, на этот раз уже в Германии. И снова почти четыре долгих лагерных годы жизни. В лагерной школе города Регенсбурга Евгений Филимонович устраивается учителем математики и украинской литературы. Вокруг него снова собирается круг литературно одаренной молодежи из новой волны украинской эмиграции - Леонид Лиман, Олег Зуевский, Леонид Полтава. Поэт принимает участие в создании писательской организации МУР (Художественное украинское движение), что в течение 1945 - 1949 годы работала в Германии и стала интересной страницей в истории украинской литературы в изгнании. А вообще для Маланюка это были тяжелые времена: жизнь перевалило за полдень возраста, а его необходимо было начинать заново, с чего начинать, на что надеяться - поэт часто не знал. Под конец сороковых люди все чаще уезжали из лагерей: кто - в Латинскую Америку, кто в Австралию, однако, большинство стремилось попасть в США. В одном из транспортов 1949 отплыл в свою третью эмиграцию и Евгений Маланюк. Нелегко складывалась его жизнь в Америке. Сначала пришлось работать физически. Позже удалось устроиться по специальности - на инженерную должность в Нью-Йорке; в чертежном бюро он работал до выхода на пенсию в 1962 году. Его перо, как и прежде, не знало отдыха. Только отчетливее проступил лирическая струя, теперь стихи помечены самоуглубленность. В последние десятилетия все чаще Е. Маланюк подытоживает пережитое и сделанное. Автор не изменяет сложившимся еще в молодости идеалам, его критика направлена ​​на себя: Купил это время фальшивой цене: исходом, бегством, годами боли и зла, А надо было упасть среди боя На той земле, где молодость цвела. В этом стремлении честной самооценки он чрезмерно требователен к собственному наследия, который, собственно, и является самым убедительным опровержением упомянутых выше строк. Ведь только в США были изданы поэтические сборники «Власть» (1951), «Пятая симфония» (1953), «Стихотворения в одном томе» (1954; к этой книге была включена сборник стихов «Паломничество»), «Последняя весна »(1959),« Август »(1964). Поэт подготовил и свою последнюю сборник стихов «Кольцо и посох», вышедшей в Мюнхене (1972) уже после его смерти. В области поэтики Евгений Маланюк - симфонист. Именно это его роднило с Павлом Тычиной. Он свободно оперирует художественными средствами и классической поэтической речи, и самыми современными образными версификацийни трансформациями ее. Взвешенность и, так сказать, научная точность слова в историософской поэзии сочетается с предельно выраженной эмоциональностью, просто - бурей страсти. Кроме того, поэт выработал собственный язык символов, является одновременно и орудием, и результатом его свитоанализу. Именно символизм определяет одну из главных черт поэтической речи Маланюка - лаконичность как принцип, регулирующий структуру текста.


Другие статьи по теме:
 Иван Сенченко
 Иван Багряный
 Биография Евгения Маланюка
 Евгений Маланюк
 Земляк Василь

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: