В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Евгений Маланюк

28-07-2017

Мужества, стойкости, силе поэт противопоставляет «рабскую кровь», «расслабленность ленивую», розспиванисть, плебейство. Именно этим объясняется упоминавшаяся уже раздвоенность образа Украины в стихах Маланюка. Но и «Псалмы степи», и «Дева-Обида», с одной стороны, и «Варяжская баллада», «Варяги» с другой, подчиняются одной цели - пробудить усыпленную веками рабства национальное сознание народа. Нужно было иметь незаурядное гражданское мужество, чтобы донести до современников именно такую ​​историософскую концепцию бытия нации. И критика, эмиграционная и западно-украинских, не могла простить поэту такой трезвой, а порой и сокрушительное характеристики своего народа: Калика, смерд - такой он и сейчас, Слепой кобзарь, который точит вечный сожалению. Самсоном темным разрушил святыни, Разбил давно Синайскую скрижаль. (...) ... История готовит новый том, - Растяпа-хохол, что, хотя глуп, и хитрый, макитру клонит исключительно по ветру, Рассуждает желудком и зитха группой. (Сонет отвращения и гнева, 1924) Поэту приходилось творить, преодолевая предвзятое отношение к себе и даже игнорирование и неприятие. В письмах к Е. Ю. Пеленского Евгений Маланюк писал: «В нашей литературе чувствую достаточно одиноко - очень неприятное чувство временами» (23.11.1931). А в другой раз: «Состояние мой достаточно тревожный и скомпликована: негде напечататься. Следовательно, учитывая «писательскую» психологию, Вы понимаете, что перо выпадает из рук »(04.10.1932). Рукопись сборника «Земная Мадонна» писатель течение пяти лет впустую предлагал разным издательствам, наконец выдал ее за свой счет. Что же давало силы выстоять и творить? Из каких источников поэт черпал силы и уверенность в правильности избранного пути, в крайней необходимости быть именно будителем народа? Ответ в определенной степени может показаться неожиданным - в невичерпальности своего народа, своей Украины. Ведь века уничтожения и угнетения не погасили «огонь бытия» и «невичерпальний дух» нации. Угнетают, калечат, травят род, Гадают, напускают волшебство, Кажется, уничтожено уже и след, Лишь потурнаки и янычары. И вот - Стефаник и Кулиш, Вот - Коцюбинский, Леся - цветы Степей страдальческой земли, Народу самосевные дети! А то подземная загудит Вулканом наций целая раса - И даром Божеским грядет Нам Прометеев дух Тараса. (Невичерпальнисть) Именно поэтому для поколения современников и для поклонников таланта писателя из числа украинской эмиграции младшего поколения (послевоенного) Евгений Маланюк оставался «поэтом-государственником», который словом строит империю украинского духа », вторя: Нет, уже никогда не покаюсь, Мобилизован сутками. Творчество Евгения Маланюка и сегодня воспринимается неоднозначно. Говоря о воинственную политизированность, идеологическую ангажированность его поэзии, часто механически ставят знак равенства между творчеством поэта-изгнанника и образцами поэзии социалистического реализма, считая, что все эти произведения должны остаться только знаком суток и обречены на забвение. Совместное действительно есть. Обе стороны создавали миф о том, чего не было в действительности. Художники советской Украине были усмотреть в ужасной действительности государства-лагеря «коммунистические дальше» и создавать миф о светлом будущем. А Евгений Маланюк творил в сознании современников миф «степной Эллады», закладывал в умы читателей идею государственности тогда, когда она была утопией и никаких оснований для ее реализации не было. Однако есть одно существенное отличие в мифотворчества этих сторон. Если в первом случае миф основывался на фальшивых идеалах и, как ни горько это осознавать, материализовался в обществе искалеченной моралью, то Евгений Маланюк выстраивал свой миф на фундаменте истинных и непереходных ценностей, присущих всем цивилизованном миру: национального достоинства, здорового ощущения своей нации. Национальном пораженчество он противопоставлял твердую веру в выздоровление народа и создание собственного государства. В цитированном в начале выступлении Евгения Маланюка есть такие строки: «Без Шевченко трудно представить себе революцию 1917 - 1920 годов у нас на Украине» (Арк. 25). Вспомнились они в связи с фрагментом воспоминаний о поэте известного сегодня в Украине мецената профессора Романа Воронки, который немало сделал для развития нашей страны и ее образования. Профессор лично знал Е. Маланюка, его размышление и взволнованно личностный, и очень точен: «...


Другие статьи по теме:
 Иван Нечуй-Левицкий
 Иван Котляревский
 Иван Сенченко
 Василий Эллан-Блакитный
 Евгений Фомин как детский писатель

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: