В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Евгений Маланюк

01-06-2017

Свидетельство тому - ряд поэтических книг, историософической, культурологические, публицистические, литературно-критические статьи, очерки. У поэта, исследователя, публициста Евгения Маланюка один адресат и один герой - Украины. И то одинаково касается как произведений, в которых поэт величает ее степной Элладой, так и тех, где художник с болью и гневом назовет Украины «Приськой гетмана Петра». А начиналась поэта Эллада-Украина из его детства, из маленького провинциального городка Новоархангельская, затерянного в степи, которому Богом и людьми суждено столетиями быть покордонням княжеской Руси и половецкой степи, Гетманщины и Дикого поля, Запорожье и Речи Посполитой. Поселок возник как форпост в борьбе против панской Польши. Строили его посланцы казачьих полков и заселяли преимущественно казаки-зимивчаны. Одним из них был предок писателя, который начал на берегах полноводной Синюхи новую павить Маланюкивського рода, истоки которого, как вспоминал сам поэт, велись то из Покутья. Степной край диктовал поселенцам свой уклад жизни. Дед Евгения Маланюка молодости водил в Крым чумацкие валки, прожил без двух лет века и остался в памяти Евгения «последним чумаком архангородським», замечательным рассказчиком казацких легенд, чумацких былей. По свидетельству самого писателя, дед был настоящим олицетворением национально сознательного украинский, которому ... болела в сердце целость Своего народа и отчизна - За все эти чины и времена. Скребли покорность и праздность, Пекли увечье и рабство мертвое, И раем казненным прошлое Вставало в сумерках столетий. (Голоса земли, 1929) И когда уже доискиваться истоков национально-патриотических чувств Евгения Маланюка, то в лице деда Василия имеем первого учителя. В конце 50-х годов в одной из автобиографий поэт писал, что в их доме - на две половины - в первой, дедовой, царил дух веков, а во второй, отцовской, - дух новой украинской интеллигенции, пробужденной 70 - 80-ми годами XIX века, интеллигенции, только становящейся на ноги. Отец поэта, Филимон Васильевич, был довольно колоритной фигурой в городке. Не имея за плечами ни университета, ни даже гимназии, он, благодаря природному уму и самообразованию, выбился в первый строй архангородськои интеллигенции. Был инициатором фонда театра в городе, заботился об открытии прогимназии, а впоследствии гимназии, активно дописывал в уездных газет, любил истории. А еще старожилы помнят его поверенным местечкового суда, учителем и ... неизменным хористом церковной капеллы. Усилиями отца в семье была собрана неплохая библиотека. Эта библиотека тоже помогла будущему писателю. Жену Филимон Васильевич взял из обедневшей дворянской семьи бывших сербских осадчих. 2 февраля 1897 молодые супруги праздновал рождение сына Евгения. Гликерия Яковлевна принесла в семью (в ту вторую, отца, половину дома) традиции умирающих «дворянских гнезд» - музыку, поэзию, восхищение романтической и классической литературой. Возможно, именно поэтому в местной начальной школе Евгений выгодно выделялся среди одноклассников. Несмотря на материальные трудности, родители отдают своего первенца (Евгений имел еще младших братьев: Сергея - 1898 года и Онисима - 1900 года рождения) в уездный Елисаветградского земского реального училища. Город Елисаветград в пору ученичества Евгения Маланюка было заметным культурным центром юга Российской империи. «Ни одна из столиц мира - ни Париж, ни Нью-Йорк не произвели на меня спустя такого впечатления, как Елисаветград», - писал в своей автобиографии другой известный земляк Л. Троцкий. И как ни парадоксально это звучит, но доля истины в той эмоциональной оценке, внушенной детскими воспоминаниями, все же была. Елисаветград был мощные театральные традиции, и его не обходила ни одна знаменитая театральная труппа. Город принял почти половину из 47 выставок художников-передвижников. Здесь функционировало с десяток гимназических заведений. А земское реальное и общественное коммерческое училище были известны во всей империи. Как свидетельствует сам Е. Маланюк, сочинять он начал еще гимназистом в 13 лет. Бесспорным стимулом к ​​тому стали серьезные гуманитарные традиции реальной школы: внеклассное чтение, живопись и театр были предметом особого внимания педагогов. Именно на время ученичества приходится знакомство Евгения Маланюка с творчеством Шпильгагена, Амичиса, Рильке, ДьОрвильи, Уайльда, Гамсуна, По, Гюго, Верлена, Рембо, Эредиа, Метерлинка, Блока, Белого, Сологуба и других позапрограмових писателей. У юноши сформировался настоящий культ чтения. Впоследствии, уже в Чехии, в письме к поэтессе Наталье Ливицкой-холодной Евгений Маланюк писал: «Пресса - привычный наркоз, без которого я впадаю в апатию» (1928). А в 60-х годах поэт говорил коллеге Леониду Полтаве: «Гражданство все меньше читает, так опять проспят Украины ... Нечтения выгонит Украинская из мира ». 14 июня 1914 среди восемнадцати выпускников седьмого класса Елисаветградского реального училища находим и имя Евгения Маланюка.


Другие статьи по теме:
 Василь Земляк
 Евгений Маланюк
 Иван Котляревский
 Андрей Чайковский
 Котляревский - зачинатель новой украинской литературы

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: