В Москве открылся новый книжный магазин – «Циолковский». Его девиз – «Читать. Думать. Действовать».
Google не сможет создать крупнейшую в мире цифровую библиотеку.

Архаизмы и старославянизмы и их моделирующая роль

05-07-2017

Слово в "Палимпсестах" - это процесс самого познания (отсюда - онтологически - эпистемологический характер поэзии). Процессуальный момент явления слова в сборнике В. Стуса включает в себя и связь между "вот-бытием" (Хайдеггер) слова и его исторической природой.

В "Палимпсестах" происходит слияние двух языковых горизонтов современного и давнего прошлого. Это является одной из самых первых признаков интенциональности Стусового текста. Архаизмы и старославянизмы можно назвать интенсионал - словами. Они являются свидетельством наличия определенной концепции как в плане эстетики, так и в плане экзистенции.

Слов этих не так много: торжество, еси есмь, мышца, благовестие, лепота, скорлупы, стерпит, предтеча, камо грядеши, глас, шеломьянем, месть, перст, скверна, единственная, здревилий, имярек, пие, тать , рече, сущий, длань, лик, несть, ладья, кмет, словеса, бран, комони. Отдельно, только в названии сборника, стоит слово "палимпсесты" (названные архаизмы и старославянизмы выбрано из "киевского" варианта "Палимпсест" [9].

"Щопта" этих слов изменяет качество художественной ткани сборника Стуса, наряду с другими лексическими ресурсами создает мощное эмоциональное поле, окружающее текст.

... Тьма

рассыпалась по полу

во всей неопределенности и угрозе

и уже нет надежды на Бога

и ни души вокруг нет.

Лишь ты. Как перст ... ("затихло. Смеркалось ..." [9, 210]).

Нет необходимости объяснять, насколько сильнее становится эмоциональный потенциал стиха от включения слова "перст".

Экспрессионистические стилевая модель характеризуется наличием емфатичний лексики, которая должна засвидетельствовать особую напряженность чувств и исключительную важность событий, эти ощущения вызывали:

На всерозхрести ярости и ужаса,

на всепрозринни смертного крик

допущу, честного пути,

допущу, гордого Лика! ("Уже София видструменила", [9, 153]).

Информация о существовании приобретает онтологического характера, врастая в трансцендентное, в результате включения слова "сущий" в поэтический контекст:

И всеобрушае невыносимо

двопогляд. В нем ты Сущий,

умерший, Следит живого,

зориш по умершему - живой ("На ветру горит осина", [9, 140]).

Экспрессию этих строк еще увеличивает синтаксическая конструкция "сущий, умерший", поскольку уточнение "умерший" до "сущего" является жутким парадоксом. Кроме этого, структурирование звуков, ритм являются также важными факторами для содержания эмоций на самом "горбик".

Оттенка мифичности, легендности предоставляет "искренним золотом угла ворота леса, залису, опушки ..." в стихотворении "Зворохобилися астры ..." [9, 92]. Звукопись слова "здревилий" во фразе "Здревилий дух предстанет ув огром пустоты" направлен на усиление эффекта твердости.

Молитвенности в плане как интонационном, так и в смысловом предоставляют поэзии "Налетели голуби красные ..." [9, 208] строки "лепота благого покоя".

В стихотворении "печальных двое глаз ..." [9, 34] включение в общий интонационный строй фразы "кривые весы рамен" влечет трансформацию щемящего интимного воспоминания в эмоцию всечеловеческого измерения.


Другие статьи по теме:
 Волынские писатели в государстве
 Биография Тараса Григорьевича Шевченко
 Развитие культуры и литературы г. Рогатина
 Изучение в школе творчества Григория Косынки
 Библейские мотивы и образы в творчестве украинских писателей 19-20 веков

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: